Абандон:

некоторые практические вопросы
Институт абандона вызывает много вопросов в российской страховой практике. Настоящая статья призвана дать толкование положений российского законодательства, касающихся абандона, уделив особое внимание правам и обязанностям страховщика. На практике ответственность страховщика при получении уведомления об абандоне иногда понимается как безусловная. Автор полагает, что страховщик действительно вправе ссылаться на обстоятельства, освобождающие от возмещения.

1
Введение
Страховать морские суда и грузы от повреждений и гибели непросто. Еще сложнее заниматься урегулированием убытков, которые в данном виде страхования зачастую крупные. Как известно, большие деньги большие проблемы. Или большие споры, особенно, когда позиции страхователя и страховщика расходятся из-за неясностей закона и отсутствия судебной практики.

Одним из таких спорных аспектов морского страхования является на практике и по наблюдениям автора абандон.

Действующим российским законодательством институт абандона урегулирован мало: всего двумя статьями Кодекса торгового мореплавания РФ, и — для точности анализа — еще одной Закона РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации». Конечно, имеется некоторая судебная практика, но она немногочисленна, и ясных ответов на вопросы, возникающие в связи с реализацией страхователем или выгодоприобретателем права на отказ от застрахованного имущества в пользу страховщика, имеющиеся позиции судов также не дают.

В этой связи целью настоящей статьи автором выбрано исследование некоторых практических проблем, с которыми могут столкнуться участники страховых правоотношений при абандоне. А поскольку задача юриста — не просто обозначить проблемы, но предложить их решение, автор берет на себя смелость ответить на острые вопросы из опыта собственной работы по страховым делам.

Значительную поддержку в анализе проблемных вопросов действующего законодательства автор почерпнула в изучении уже утративших силу норм об абандоне. В этой связи соответствующие нормы периодически приводятся ниже, выполняя двойную функцию: исторической справки и обоснования логики выводов автора.


2
Понятие абандона
Анализ нормативных актов, регулирующих страховые правоотношения, свидетельствует, что фактически термин «абандон» и его определение содержатся лишь в одном законе — Кодексе торгового мореплавания РФ (далее — КТМ РФ). В частности, из ст. 278 КТМ РФ следует, что абандон — это отказ страхователя либо выгодоприобретателя от своих прав на застрахованное имущество.

Причины такой привилегии для КТМ РФ исторические. Абандон — это понятие, присущее прежде всего морскому страхованию. Нормы ст. 278 КТМ РФ основаны на ст. 226 Кодекса торгового мореплавания Союза ССР 1968 года (далее — КТМ 1968 года). До этого понятие абандона содержалось в ст. 232 Кодекса торгового мореплавания Союза ССР 1929 года (далее — КТМ 1929 года), то есть для морского страхования абандон — институт не новый.

Само определение абандона за прошедшие десятилетия существенных изменений не претерпело. При этом перечень обстоятельств, дающих право на абандон, значительно расширился по сравнению с законодательством 1929 года.

В общих нормах гражданского законодательства право на отказ от застрахованного имущества в случаях, предусмотренных законом или договором, содержалось в ст. 108 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, утвержденных Постановлением ВС СССР 31 мая 1991 года №2211-1. Однако данная норма перестала применяться с 01 марта 1996 года в связи с принятием Федерального закона от 26 января 1996 года № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации».

Законодатель «вернул» положение об абандоне в общие нормы о страховании в 2004 году путем принятия Федерального закона от 10 декабря 2003 года № 172-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации».

Таким образом, в настоящее время, помимо ст. 278 КТМ РФ право на отказ от застрахованного имущества, условия возникновения данного права и последствия его реализации установлены также п. 5 ст. 10 «Страховая сумма, страховая выплата, франшиза» Закона РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон о страховании): «В случае утраты, гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страховой выплаты в размере полной страховой суммы». При этом Закон о страховании непосредственно термин «абандон» не использует.

Со ссылкой на указанный п. 5 ст. 10 Закона о страховании термин «абандон» употребляется в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» (далее — Постановление № 20). В частности, в п. 38 Постановления № 20 отмечено: «В случав полной гибели имущества, т.е. при полном его уничтожении либо таком повреждении, когда оно не подлежит восстановлению, страхователю выплачивается страховое возмещение в размере полной страховой суммы в соответствии с пунктом 5 статьи 10 Закона об организации страхового дела (абандон)».

По мнению автора, определение абандона, содержащееся в Постановлении № 20, является недостаточно корректным. Буквальная формулировка п. 38 Постановления № 20 позволяет трактовать абандон как выплату возмещения, то есть действие со стороны страховщика. При этом абандон — это действие исключительно страхователя либо выгодоприобретателя. На это, в числе прочего, указывает даже этимология данного термина. Слово «абандон» заимствовано из французского языка, в котором оно имеет значение «оставление, отказ».

Таким образом, путем объединения действующих норм об абандоне можно предложить следующую дефиницию: абандон есть отказ страхователя либо выгодоприобретателя от своих прав на застрахованное имущество в пользу страховщика в обмен на получение страховой выплаты в размере полной страховой суммы.

3
Условия для возникновения у страхователя (выгодоприобретателя) права на отказ от имущества
Прежде всего, для возникновения права на абандон страховое покрытие должно включать риск гибели имущества. Данное условие прямо указано в ст. 278 КТМ РФ. Пункт 5 ст. 10 Закона о страховании право страхователя (выгодоприобретателя) на отказ от застрахованного имущества в зависимость от наличия страхования риска гибели имущества не ставит. Однако отсутствие соответствующей оговорки не должно толковаться как предоставление страхователю (выгодоприобретателю) прав сверх тех, которые были согласованы сторонами при заключении договора страхования, и с учетом которых страховщиком была рассчитана страховая премия. Обратное противоречило бы общим нормам обязательственного права и принципам страхования.

В частности, в силу п. 1 ст. 929 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), п. 2 ст. 9 Закона о страховании страховая выплата возможна только при наступлении события, предусмотренного договором страхования. В п. 12 Постановления № 20 отмечено следующее: «Страховой случай включает в себя опасность, от которой производится страхование, факт причинения вреда и причинную связь между опасностью и вредом и считается наступившим с момента причинения вреда (утраты, гибели, установления недостачи или повреждения застрахованного имущества) в результате действия опасности, от которой производилось страхование». Если опасность в виде гибели имущества страхованием не покрывается, это указывает на отсутствие главного составного элемента для признания соответствующего случая страховым. Как следствие, право на отказ от погибшего имущества в пользу страховщика в этой ситуации возникнуть не может.

В части событий, дающих право на заявление абандона, общие нормы являются менее детальными по сравнению со специальным законом (КТМ РФ). Так, в силу п. 5 ст. 10 Закона о страховании право на абандон возникает у страхователя (выгодоприобретателя) в случае утраты и гибели застрахованного имущества. Автор обращает внимание, что соответствующая норма не уточняет, что следует понимать под утратой и/или гибелью в целях абандона. Разъяснение предлагается в п. 38 и 39 Постановления № 20, в частности:

• под полной гибелью понимается либо полное уничтожение имущества, либо такое повреждение, когда оно не подлежит восстановлению;
• дополнительное условие специально для недвижимого имущества предусматривает право на абандон в случае повреждения застрахованного объекта, когда в результате страхового случая объект не прекратил своего существования, но не может быть использован в первоначальном качестве. В отношении данного условия Пленум ВС РФ отмечает, что отказ страхователя (выгодоприобретателя) от своих прав на такое имущество возникает только, если это предусмотрено договором.

По мнению автора, толкование п. 5 ст. 10 Закона о страховании, предложенное в Постановлении № 20, является слишком узким. Во-первых, закон о страховании не проводит разграничений между движимым и недвижимым имуществом в контексте права на абандон. Во-вторых, движимое имущество — также, как и недвижимое — в результате полученных повреждений может в определенной части сохраниться и даже быть восстановлено, но затраты на восстановление могут быть настолько большими, а качество будущего восстановленного объекта движимого имущества может быть настолько низким, что единственным разумным решением явится признание объекта погибшим. В этой связи автор считает, что содержащаяся в Законе о страховании формулировка «утрата и гибель застрахованного имущества» позволяет понимать под гибелью не только абсолютную невозможность восстановления, но также экономическую и/или техническую нецелесообразность ремонта. Таким образом, анализ п. 5 ст. 10 Закона о страховании приводит автора к выводу, что в неморском страховании основанием для отказа страхователя (выгодоприобретателя) от права на застрахованное имущество могут явиться следующие обстоятельства:

• полное уничтожение имущества;
• повреждение имущества, исключающее его восстановление или ремонт;
• экономическая и/или техническая нецелесообразность восстановления или ремонта.

В морском страховании перечень оснований для абандона более широкий, хотя при этом специфика договора ограничивает виды имущества, в отношении которого может быть заявлен отказ от прав. В частности, под имуществом в морском страховании понимается судно и/или груз. При этом абандон может быть заявлен при наступлении следующих обстоятельств:

• пропажи судна без вести;
• уничтожения судна и (или) груза (полной фактической гибели);
• экономической нецелесообразности восстановления или ремонта судна (полной конструктивной гибели судна);
• экономической нецелесообразности устранения повреждений судна или доставки груза в порт назначения;
• захвата судна или груза, застрахованных от такой опасности, если захват длится более чем шесть месяцев.

Как было отмечено выше, перечень обстоятельств для заявления абандона существенно изменился по сравнению с правилами Кодекса торгового мореплавания Союза ССР 1929 года. В частности, согласно ст. 230, 232 КТМ 1929 года абандон допускался в трех случаях:

• при пропаже судна без вести;
• при задержании судна по постановлению властей в течение более двух месяцев;
• при захвате судна морскими разбойниками.

Примечательно, что КТМ 1929 года право на отказ от имущества предоставлял только в отношении судна и только страхователю. Ограничение в части субъекта права может быть связано с тем, что институт выгодоприобретателей в законодательстве о страховании нового государства (Союза ССР) только формировался. Так, ст. 197 КТМ 1929 года договор морского страхования, заключенный в интересах лица, иного чем лицо, заключающее договор, именует страхованием за чужой счет; термин «выгодоприобретатель» отсутствовал как таковой.

Общие положения Кодекса торгового мореплавания Союза ССР 1968 года о договоре морского страхования уже предусматривают возможность выплаты возмещения лицу, в пользу которого заключен договор морского страхования. Однако применительно к абандону право на отказ от застрахованного имущества по-прежнему предоставляется в КТМ 1968 года только страхователю. При этом расширен как перечень имущества, так и перечень обстоятельств, дающих право на абандон. В частности, под имуществом, в отношении которого страхователем может быть заявлен отказ от прав, понимается судно и/или груз. Обстоятельства, дающие право на абандон, это:

• пропажа судна без вести;
• экономическая нецелесообразность восстановления или ремонта судна (полная конструктивная гибель судна);
• экономическая нецелесообразность устранения повреждений судна или доставки груза в порт назначения;
• захват судна или груза, застрахованных от такой опасности, если захват длится более чем шесть месяцев.

Автор обращает внимание, что фактическая гибель имущества ни в КТМ 1929 года, ни в КТМ 1968 года основанием для заявления абандона не являлась. Логика законодателя, представляется, была следующей.

В ряде случаев полная фактическая гибель означает либо абсолютное уничтожение предмета страхования, либо его выбытие из области воздействия человека (например, разлом судна и его затопление на большой глубине и/или разлив жидкого груза и/или растворение кристаллического груза водой). Полная фактическая гибель имущества влечет прекращение права собственности на данное имущество у самого страхователя. Соответственно, отказаться от прекратившегося права в пользу кого- либо/передать то, что уже не существует, невозможно.

Помимо этого, фактической гибелью может считаться ситуация, когда имущество не исчезает без остатка, но полностью утрачивает свои первоначальные свойства (например: выброс судна на берег и его полное разрушение и/или гидратация груза цемента и его отвердевание). Выплата полной страховой суммы в таких случаях при оставлении за страхователем прав на остатки имущества создает почву для обогащения страхователя за счет страхования. Для таких случаев в КТМ 1929 года и КТМ 1968 года защита прав страховщика и одновременно исключение риска обогащения страхователя осуществлялись путем прямого указания в законе, что уплата полной страховой суммы влечет переход к страховщику прав на застрахованное имущество в полном объеме либо в пропорциональной части (при страховании имущества не в полной стоимости). Такой переход права возникал автоматически, без волеизъявления на то страхователя, и распространялся как на судно, так и на груз.

В КТМ РФ случай фактической гибели судна и/или груза был перенесен в перечень обстоятельств, дающих основание для заявления абандона. Иными словами, переход прав на фактически погибшее имущество к страховщику был поставлен в зависимость от волеизъявления страхователя.

С одной стороны, страховщики могут найти для себя преимущество в такой формулировке закона. В частности, если страхователь своим правом на отказ от застрахованного имущества не воспользовался, то страховщик не сталкивается с проблемой принять на свой баланс крайне неудобное имущество и — главное — не несет обязанностей по его содержанию, удалению, утилизации и пр.

С другой стороны, по мнению автора, данное изменение в главу о морском страховании и, в частности, в положения об абандоне является менее удачной редакцией по сравнению с прежними правилами. В частности, автоматический переход к страховщику прав на застрахованное имущество после выплаты полной страховой суммы исключал риск извлечения страхователем выгоды и обогащения за счет страхования в некоторых ситуациях. Например, в практике автора встречались инциденты, когда получивший полную страховую сумму страхователь реализовывал принадлежащие ему годные остатки (дорогостоящие судовые механизмы, оборудование, подлежащие восстановлению) и фактически получал от страхования прибыль. Минимизировать подобные риски можно путем включения в правила и/или договор страхования условия о том, что в случаях, когда застрахованное имущество утрачено не полностью, но потеряло свои первоначальные свойства и перестало существовать в своем исходном виде и/или его восстановление экономически нецелесообразно, страховое возмещение выплачивается в размере полной страховой суммы за вычетом стоимости годных остатков. Следует отметить, что многие российские страховщики такое условие в свои договоры включают. С практической точки зрения вопрос «годности» остатков имущества, их инвентаризации и определения цены может вызвать споры между страхователем (выгодоприобретателем) и страховщиком. Также оценка оставшегося имущества в любом случае влечет расходы. При этом, как представляется автору, соответствующие затраты со стороны страховщика могут быть оправданной «частной жертвой в целях общей экономии».

Помимо риска обогащения страхователя (выгодоприобретателя), предоставление страхователю выбора отказаться либо не отказаться от своих прав на застрахованное имущество в случае его гибели в обмен на получение полной страховой суммы, а также императивный характер норм об абандоне создали, по мнению автора, также некоторую почву для злоупотреблений. Данная точка зрения основана на периодически возникающих в практике случаях «шантажа абандоном» со стороны страхователей. Зачастую такие случаи сопряжены со сложностями установления причин гибели имущества, явной или возможной грубой неосторожностью страхователя (выгодоприобретателя), большим размером затрат на устранение последствий гибели, прочими обстоятельствами, которые могут иметь значение для страховщика при рассмотрении вопроса о выплате страхового возмещения.

По многолетним практическим наблюдениям автора, стандартное понимание последствий заявления страхователем абандона заключается в возникновении у страховщика безусловной обязанности принять имущество (его остатки) и выплатить полную страховую сумму. Такое понимание основано, в частности, на п. 1—2 ст. 278 КТМ РФ и п. 3 ст. 279 КТМ РФ:

• «... В указанных случаях к страховщику переходят все права на застрахованное имущество...»;
• «Соглашение сторон, противоречащее правилам, установленным настоящей статьей, ничтожно»;
• «Заявление об абандоне должно быть безусловным и не может быть взято страхователем или выгодоприобретателем обратно».


Практика автора свидетельствует, что не только страхователи и выгодоприобретатели, но также страховщики считают обязанность выплатить полную страховую сумму безусловной. Соответственно, бывают ситуации, когда страховщики даже в спорных случаях считают, что право ссылаться на освобождающие от выплаты обстоятельства у них отсутствует.

Но является ли обязанность страховщика выплатить полную страховую сумму безоговорочной? Означает ли заявление абандона, что страховщик утрачивает право ссылаться на возражения, основанные на договоре страхования и законе? На что именно распространяется правило о ничтожности соглашения сторон, изменяющее положения ст. 278 КТМ РФ?

Именно эти вопросы побудили автора остановиться на проблеме прав страховщика, возникающих при заявлении страхователем абандона, в противовес его обязанностям принять имущество и выплатить полную страховую сумму.


4
Абандон как сделка в сделке. Обязанности и права страховщика
В силу п. 2 ст. 154 ГК РФ сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны, считается односторонней сделкой.

Таким образом, принимая во внимание установленное ст. 278 КТМ РФ право страхователя (выгодоприобретателя) при определенных обстоятельствах заявить страховщику отказ от своих прав на имущество взамен на получение полной страховой суммы, с точки зрения обязательственного права в российской практике абандон рассматривают как одностороннюю сделку.

Квалификация абандона как односторонней сделки существует много лет. В этой связи заслуживает интереса комментарий к ст. 227 КТМ 1968 года под редакцией А.Л. Маковского: «... Заявление об абандоне есть односторонняя сделка страхователя, посредством которой он передает страховщику свои права на застрахованное имущество, приобретая взамен право на получение страхового возмещения в размере страховой суммы. Если по общему правилу страхователь при истребовании страхового возмещения должен не только доказать наступление страхового случая, но и обосновать размер причиненных ему убытков, то при осуществлении абандона страхователь ценой передачи страховщику прав на застрахованное имущество освобождается от обязанности доказывания размера понесенных им убытков; ему достаточно доказать лишь факт наступления страхового случая, дающего право на абандон»'.

Обязанность страхователя доказать наступление события, влекущего право на абандон, сомнений не вызывает. Внимание автора обращено к словосочетанию «факт наступления страхового случая», используемому в комментарии к КТМ 1968 года.

Бесспорно, что комментарий не носит нормативного характера. Однако с точки зрения прав страхователя важно доказывание не просто события как такового, но совокупности обстоятельств, дающих право на абандон.

Право на заявление об отказе от погибшего имущества возникает не само по себе, а исключительно в рамках договорных правоотношений между конкретными лицами. При реализации страхователем права на абандон страхователь и страховщик сохраняют права и несут обязанности, предусмотренные их соглашением и/или законом. В частности, страхователь в целях получения страхового возмещения обязан доказать страховой случай. В свою очередь, страховщик не может быть лишен права на освобождение от возмещения убытков в случае утраты имущества вследствие умысла либо грубой неосторожности страхователя (выгодоприобретателя), естественных свойств либо плохого технического состояния имущества, уничтожения по распоряжению государственных органов, иных недобросовестных действий страхователя (выгодоприобретателя).

Автор повторно обращается к п. 12 Постановления № 20: «Страховой случай включает в себя опасность, от которой производится страхование, факт причинения вреда и причинную связь между опасностью и вредом и считается наступившим с момента причинения вреда (утраты, гибели, установления недостачи или повреждения застрахованного имущества) в результате действия опасности, от которой производилось страхование».

Если вред причинен не в результате застрахованной опасности, а в силу иных причин (например, умысла или грубой неосторожности), то соответствующий инцидент страховым случаем считать нельзя.

Обязанность страховщика выплатить возмещение наступает при совокупности объективных и субъективных обстоятельств: событие, дающее право на абандон; безусловное и своевременное заявление страхователя (выгодоприобретателя), отсутствие освобождающих от выплаты оснований, переход права.

Данный вывод п. 2 ст. 278 КТМ РФ не противоречит: право страховщика ссылаться на обстоятельства, освобождающие его от ответственности, не исключает как таковое право страхователя (выгодоприобреталя) заявить абандон и получить полную страховую сумму при наличии объективных и субъективных оснований.

Если страхователь (выгодоприобретатель) заявляет об абандоне, совершая тем самым одностороннюю сделку, он обязан доказать страховой случай. Это вытекает из ст. 155 ГК РФ: «Односторонняя сделка создает обязанности для лица, совершившего сделку. Она может создавать обязанности для других лиц лишь в случаях, установленных законом либо соглашением с этими лицами».

Закон (а именно: ст. 278, 279 КТМ РФ, п. 5 ст. 10 Закона о страховании) автоматическую и безусловную обязанность страховщика выплатить страховое возмещение не устанавливает. С точки зрения соглашения сторон важно учитывать, что односторонняя сделка, возникающая из заявления об абандоне, является производной сделкой по отношению к договору страхования. Договором страхования и/или правилами страхования, на основании которых он заключен, предусматриваются обстоятельства, освобождающие страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение. Автор берет на себя смелость утверждать, что соответствующие «освобождающие условия» содержатся в договоре страхования всегда (поскольку иное противоречило бы основным принципам страхования и ставило бы страховщика в положение, обязывающее компенсировать последствия предопределенных негативных событий). Вторичный характер сделки об абандоне и ее прямая зависимость от основного договора влечет вывод, что при заявлении абандона страхователь не может получить прав больше, чем он имеет в рамках договора страхования. Иными словами, если бы право страхователя (выгодоприобретателя) на получение полной страховой суммы взамен на переход прав к страховщику в случае гибели (пропажи без вести, захвата) судна было безусловным, это означало бы приобретение страхователем (выгодоприобретателем) прав сверх тех объективных лимитов, которые установлены основным договором и — тем более — законом. Если понимать право страхователя, заявившего абандон, на получение выплаты и корреспондирующую с ним обязанность страховщика заплатить страховую сумму как безусловные, то ст. 278 КТМ РФ вступала бы в прямой конфликт с иными нормами КТМ РФ: ст. 265, 266, 272 и пр., равно как и с нормами ГК РФ о договоре страхования.

Здесь также уместно упомянуть основные начала гражданского законодательства, общие положения об обязательствах, а именно:

• в силу п. 3 ст. 1 ГК РФ, п. 3 ст. 307 ГК РФ при осуществлении гражданских прав, при установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию;
• согласно п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Таким образом, по мнению автора, ответ на вопрос о наличии у страховщика права возражать против выплаты страхового возмещения после получения заявления страхователя (страховщика) об абандоне — даже если оно сделано в срок и в надлежащей форме — должен быть положительным. В частности, данный вывод обусловлен следующими обстоятельствами:

• правило о ничтожности, предусмотренное п. 2 ст. 278 КТМ РФ, распространяется только на соглашение сторон договора страхования, исключающее право страхователя заявить абандон и переход прав на имущество к страховщику после выплаты возмещения;
• правило о безусловности заявления об абандоне, предусмотренное п. 3 ст. 279 КТМ РФ, указывает на то, что заявитель (а) не вправе устанавливать обстоятельства, при которых отказ от прав на имущество не наступит либо наступит («отменительные» или «отлагательные» условия); а также (б) не вправе своим новым волеизъявлением прекратить совершенную им одностороннюю сделку и возникшие у него в связи с данной сделкой обязанности;
• страховщик в любом случае сохраняет право ссылаться на законные и/или договорные основания, освобождающие его от ответственности.

Возникает вопрос, как же тогда быть с правилом п. 1 ст. 278 КТМ РФ о переходе к страховщику всех прав на застрахованное имущество? Ответ автор находит в буквальном значении слов и выражений п. 1 ст. 278 КТМ РФ в целом. Для понимания автор приводит данный пункт полностью, специально выделив ключевые слова:

«В случае если имущество застраховано от гибели, страхователь или выгодоприобретатель может заявить страховщику об отказе от своих прав на застрахованное имущество (абандон) и получить всю страховую сумму в случае:

1. пропажи судна без вести;
2. уничтожения судна и (или) груза (полной фактической гибели);
3. экономической нецелесообразности восстановления или ремонта судна (полной конструктивной гибели судна);
4. экономической нецелесообразности устранения повреждений судна или доставки груза в порт назначения;
5. захвата судна или груза, застрахованных от такой опасности, если захват длится более чем шесть месяцев.

В указанных случаях к страховщику переходят:

• все права на застрахованное имущество при страховании имущества в полной стоимости;
• права на долю застрахованного имущества пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости при страховании имущества не в полной стоимости».


То есть слова «в указанных случаях к страховщику переходят...» автор толкует не в отношении событий (инцидентов), дающих право на абандон, но применительно к совокупности обстоятельств:

• наличие страхового покрытия от риска гибели имущества;
• наступление соответствующего события, квалифицируемого как гибель;
• заявление страхователем (выгодоприобретателем) об отказе от своих прав на имущество; и — главное —
• получение страхователем всей страховой суммы (при условии отсутствия оснований, освобождающих от ответственности).

Однако следует признать, что предложенное толкование п. 1 ст. 278 КТМ РФ скорее распространяется на ситуации, в которых между страхователем (выгодоприобретателем) и страховщиком отсутствует спор относительно правомерности выплаты. А как быть в случае, если страховщик заявляет о наличии оснований, освобождающих его от ответственности, и спор о выплате возмещения в размере полной страховой суммы рассматривается судом? Кто должен нести обязательства в отношении соответствующего имущества до вступления в силу судебного акта? Не противоречит ли такое толкование квалификации абандона как односторонней сделки с учетом того, что эффект от абандона в виде перехода права возникает после совершения действий второй стороной?

Однозначное решение данной проблемы ни закон, ни практика российских судов не предлагают. В этой связи интересно обратить внимание на то, как вопрос обязанностей страховщика по получении нотиса об абандоне урегулирован в английском праве. В частности, по смыслу ст. 62 Акта о морском страховании 1906 года страховщик имеет выбор: принять (акцептовать) либо не принять абандон. Акцепт может быть явно выраженным либо может следовать из поведения страховщика (например, совершение каких-либо действий в отношении имущества, пр.), при этом молчание и/или бездействие страховщика после получения заявления об абандоне акцептом не признается. Только акцепт заявления об абандоне страховщиком придает абандону безотзывный характер и влечет неопровержимую обязанность страховщика произвести выплату. Соответственно, момент перехода прав и обязанностей в отношении погибшего застрахованного имущества совпадает с принятием страховщиком абандона.

Возможно, российскому законодателю также имело бы смысл придать абандону характер двусторонней сделки. Тем более, что из указанного выше Акта о морском страховании 1906 года можно сделать вывод, что смысл заявления об абандоне — это предоставление страховщику определенных благ в ситуации, когда он обязан произвести выплату полной страховой суммы (в частности, возможности частичной компенсации его затрат за счет годных остатков).


5
Заключение
Рассуждения и выводы, которые приведены выше, охватывают лишь малую часть вопросов, которые могут возникнуть в связи с абандоном. Они могут являться предметом исследования не одной статьи. Как автор отметила в самом начале, споры, вытекающие из заявления об абандоне, сложные, зачастую длительные и высокозатратные для обеих сторон. Говоря словами древнекитайского философа Сюнь-Цзы, согласия можно добиться, полагаясь на законы и при этом понимая их содержание. Если предложенное автором толкование закона поможет достичь согласия, либо предотвратить спор хотя бы по одному случаю абандона, цель настоящей статьи можно считать достигнутой.
Коммерческий арбитраж. Торгово-промышленная палата Российской Федерации. № 3 (5), 2020.